Зайцево, Старомихайловка, Коминтерново, Донецк под ударом ВСУ, (+сводка)

0
79

7O7fv677T9w7Ax9H4NEGiI5M4-iJ-7wVA7O7fv677T9wDuk9rvtWlNUДенис Григорюк
Возвращение обстрелов. Тлеющее пепелище. Треск битого стекла под ногами. Горячий осколок в руке. Запах гари, заполняющий твои легкие. Эта поездка напомнила мне зиму и лето 2015-го. Легкая ностальгия. Сегодня мы не были в прифронтовых поселках вроде Зайцево, Старомихайловки или Коминтерново. К уже ставшим привычным фронтовым населенным пунктам, в сводках о ночных обстрелах ВСУ добавились Киевский и Куйбышевские районы Донецка.

«Донецк Киевский р-н ул.Новосенная, 40 Повреждена крыша, выбиты окна;
Донецк Киевский р-н ул.Дубровинского, 7 Поврежден фасад, крыша, выбиты окна;
Донецк Киевский р-н ул. Дворжика, 2 Повреждение кровли;
Донецк Киевский р-н ул. Светлична, 19 Возгорание дома;
Донецк Киевский р-н ул.Дубровинского, 9 Поврежден фасад, крыша, выбиты окна;
Донецк Киевский р-н ул.Засядько, 15а Попадание снаряда в котельную №518. Орлова Людмила Георгиевна 1957 г.р. Минно-взрывная травма, сотрясение головного мозга, множественные раны голени»,- значилось в сводках от Министерства обороны Донецкой Народной Республики.

Медленно по нежно синему небу проплывали облака, когда из дома с выбитыми окнами и посеченными осколками стенами выбежали две малышки.

— Я сказала сидеть в доме,- сердито приказала мама девочек.
— Но мы гулять хотим.
— Тут ещё слишком много стекла. Как уберем, так и погуляете.

Свидетелем этой беседы стала группа журналистов. Я вместе с поляком Давидом, итальянцем Виторио и военкором информационного агентства Ньюс-Фронт Катей Катиной приехали на места ночных обстрелов. Люди не любят попадать на экраны телевизоров и ещё меньше любят видеть себя в интернете. Особенно они не хотят, чтоб их дети стали героями новостных роликов информационных агентств. Люди боятся. Боятся, что украинская власть может что-то сделать им и их детям. Но куда уже хуже? Ведь именно украинская армия обстреляла их прошлой ночью.

Сейчас мы стояли у прошитой осколками машины. Старенький «жигуленок» грустно стоял у разбитой беседки. Походил он больше на решето, чем на автомобиль. Чуть дальше я заметил огромную яму, усыпанную яблоками. Снаряд угодил прям в то место, где раньше было подобие забора, разделяющего два соседских участка.

— Долго вы едите,- с улыбкой заявила хозяйка дома. Мы тут уже все практически убрали.
— Нет, это вы просто быстро убираетесь,- отшутился Виторио.

Хозяйка дома по улице Дубровинского нам рассказала, что снаряд прилетел около часа ночи. Обычно они вместе с соседям засиживаются допоздна, но вчера они разошлись раньше обычного. То ли судьба, то ли просто повезло, но благодаря этому стечению обстоятельств жертв удалось избежать. Осколки от 122мм мины впились в стены домов, не коснувшись их обитателей.

Мы стояли в небольшой комнатке. Мужчина с грустным взглядом указывал на зияющую в стене дыру от осколка. Встревоженные хозяева рассказывали, как чудом им удалось избежать ранения. Я заметил, что по всему телу мужчины были царапины. Осколки стекла оставили небольшие порезы на теле хозяина дома.

— Последний раз сюда прилетало 15 января 2015-ого, туда за магазин. Но тогда были «грады». Последнее время постоянно стреляют, но мы не думали, что к нам прилетит,- поделился он.

Я не сразу понял о каком обстреле идет речь, но потом мне все стало ясно. Это был тот самый обстрел тяжелой артиллерии ВСУ района Ж\Д вокзала, который заснял Дмитрий Филимонов. Тогда украинский журналист, стоя на крыше недостроенной высотки, сам того не понимая, зафиксировал военное преступление украинских военных, которые обстреляли мирный квартал. Здесь не было и нет военных баз и расположений солдат армии ДНР. Никто из местных не ожидал обстрела. Но украинская артиллерия в очередной раз обстреляла безоружных дончан.

***

Под подошвой смешались кусочки кирпича и пепла. Сажа медленно опустилась на экран фотоаппарата. Недалеко от места, где я стоял, лежал недогоревший скейтборд. Его пластмассовые колеса оплавились от высокой температуры. Около часа ночи ещё один снаряд ВСУ поразил жилой дом по адресу ул. Дворжика, 2, в Киевском районе. Мы стояли на крыше дома. Кровля сгорела.

Чуть дальше, по адресу ул.Засядько, 15а украинский снаряд попал в котельную №518. В результате обстрела была ранена Орлова Людмила Георгиевна г.р. 1957. Минно-взрывная травма, сотрясение головного мозга, множественные раны голени.

Легкой дымкой нас встретили тлеющие остовы дома в Куйбышевском районе. Прямое попадание. Дом уничтожен полностью. Было заметно, что люди не жили здесь давно. Скорее всего хозяева оставили свой дом ещё в начале войны и спаслись от смертельного снаряда, который прилетел ночью с 29 на 30 августа 2016-го.

***

Медленно, но уверенно война прощупывает пути в город. Ползучее наступление ВСУ продолжается, а вместе с ним война проникает в наши дома. Вновь в военные сводки попали районы, которые в последние месяцы уже отвыкли от обстрелов. Проезжая по поселку Октябрьский, обратили внимание, что многие вернулись домой. После того, как театр боевых действий перенесся в Авдеевскую промзону, местные жители решили, что можно вернуться домой. Несколько месяцев Октябрьский не подвергался артиллерийским обстрелам. Тучи сгущаются над Донбассом и мины вновь уничтожают дома в Куйбышевском и Киевском районах Донецка.

Сегодня должен приехать в Донецк первый заместитель Главы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг. Наверняка, его сотрудники уже подготовили отчеты по ночным обстрелам Донецка, потому что сразу после нас на обстрелянную котельную прибыли представители ОБСЕ. Какие изменения принесет визит Хуга, покажет время, но пока приходится констатировать- украинская армия совершила очередное военное преступление, за которое должна понести наказание».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ