Защитники Донбасса, история добровольцев, сложивших головы на войне

0
138
bwUXapbLJWQnsA_N0AV6g4syPVDu_JE0A. Среди 39 имён, выбитых на граните, — имена 37-летнего Александра Власова, 22-летнего Александра Ефремова и 20-летнего Алексея Юрина. «Саша уволился одним днём с работы. Сказал: «Я уезжаю по делам, не звони, связи не будет». И попросил благословения. А я спросила: «Как же я тебя благословлю, если не знаю, куда ты едешь?» — «А ты всё равно благослови», — вспоминает Наталья Ефремова. — Я благословила сына, мы крепко обнялись, и уже вслед я его перекрестила».«Спасибо, братики!»

«Впервые Саша затронул тему украинского конфликта в начале весны 2014 г., — рассказывают друзья Ефремова. — Ему были непонятны жестокость и безразличие к судьбам мирных граждан, которые стали заложниками этой ситуации. Он лично хотел помочь!»

«Саша рос очень добрым, — продолжает Наталья. — У нас в семье трое детей. Алька (так его звали дома) — средний. В школе он учился легко и с удовольствием. Умудрялся и спортом заниматься, и за книжками сидеть. В нём соединялись домашний мальчик, который не стеснялся сказать друзьям: «А я тут с мамкой в кино иду», с парнем, который мог за себя постоять, подраться, если нужно».

«После школы сын поступил в МГУ им. Ломоносова, — продолжает Наталья. — Имел право не идти в армию, но принял решение служить. В начале 3-го курса сообщил: «Я написал в универе заявление на отчисление». Со школы сын знал, что пойдёт в ВДВ. Стремился попасть в 45-й гвардейский орденов Александра Невского и Михаила Кутузова полк специального назначения. Так и случилось. Отслужив, восстановился в университете, но ненадолго. Сказал: «Лучше поработаю, пойму, что мне в жизни нужно». Искал своё предназначение. Потом я поняла: решение ехать в Донецк и было тем самым предназначением».

…Александр Ефремов погиб 26 мая 2014 г., всего в тот день приняли смерть 39 добровольцев из России. Это был первый бой за международный аэро­порт Донецка — тот самый, который за следующие полтора года превратится в руины. Добровольцы прибыли в Донецк накануне боя. «Парни выгрузились из Камазов­ и выстроились рядом с машинами. Россияне лицом к лицу с дончанами, — вспоминает одна из местных жительниц. — Тысячеголосым хором зазвучало на Донецкой земле: «Ура! Крым, Донбасс, Россия! Спасибо, Россия! Спасибо, братики!» Какая-то женщина с охапкой красных роз стала дарить воинам по цветку». Жить ребятам оставалось всего сутки.

«А значит, победим!»

«О том, что сын погиб, мы узнали 30 мая. С мужем сразу вылетели в Ростов, — говорит Наталья. — Сынок мой ушёл добровольцем с другом Алёшей Юриным. Они вместе служили в армии, после продолжали дружить, вместе их отпевали в храме, с ними вместе прощался их полк».
«Алёшу до глубины души тронули события в Доме профсоюзов в Одессе, гибель «беркутовцев», — рассказывает мама, Виолетта Юрина. — Мы не думали, что война коснётся нашей семьи, но Алексей не смог сидеть на диване, зная, что в Донбассе убивают женщин, стариков и детей. Он никогда не мог спокойно пройти мимо несправедливости, мимо тех, кто нуждался в помощи. С детства бабушкам в округе помогал донести тяжёлые сумки, выручал друзей в трудных ситуациях, очень уважал ветеранов, всегда поздравлял с праздником 9 Мая — дарил им на улице цветы…. Алёша уволился с работы, а нам сказал, что едет в командировку. Не хотел, чтобы мы волновались. Но мы с мужем сердцем почувствовали беду, а вскоре пришло известие о гибели сына».

В тот же день, что и Саша с Алёшей, в донецком аэропорту погиб другой доброволец — Александр Власов. Перед отъездом из Москвы он оставил на своей странице в соцсети запись: «Да, не хочется умирать, оставлять детей и жену и живую мать. Но ещё тяжелее, что однажды сын спросит: «А ты, отец, что делал, когда нацисты убивали людей?» А с нацизмом мой дед боролся, я его светлую память не замараю, и если человек внутренне считает себя Русским, то скажет то же самое… Да, мы всегда будем костью в горле у Запада с его моралью. Нас ненавидели и ненавидят за то, что, уходя на войну, мы уходим не воевать, а умирать за тех, кого оберегаем… Нам просто плевать, сколько врагов вокруг и какой мороз на улице… Если нас спросить, на что мы надеемся, когда нет шансов победить, мы лишь отмахиваемся и с усмешкой говорим: «Авось Господь не оставит, Бог же в правде! И, вступая в такую битву, мы уверены, что мы правы! А значит, победим!»
…На могиле Саши и Алёши свежие розы. Наталья вспоминает, что, когда ребят хоронили, они лежали как живые. Об этом с удивлением говорили и врачи в морге, и батюшка на отпевании, и однополчане. А ведь их тела удалось доставить в Москву спустя 2 недели после гибели.

Добровольцы, погибшие в донецком аэропорту в мае 2014 г., были первыми россиянами, сложившими голову в Донбассе. Они шли в неизвестность бескорыстно, по зову сердца, не ожидая наград, готовые ко всему. «Да, нас предавали исторически самые близкие, славяне. Но мы поднимались с улыбкой, сплёвывая кровь. И прощали… И, вновь и вновь наступая на те же грабли, не бросали своих… За это нас ненавидели ещё больше, ненавидели и завидовали. Если и есть синоним слова «ВЕЛИКОДУШИЕ», то это слово «Россия», — написал незадолго до смерти Александр Власов».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ