За что воюет Донбасс

0
105
Если бы Господь Бог спросил у украинского солдата, за что он воюет, что ответил бы тот?А вы заметили? Они все чаще говорят не «российские оккупанты». Они говорят «выродки из самопровозглашенных ЛНР и ДНР». Уже даже украинской пропаганде стало сложно признавать, что на Донбассе воюют сплошь российские спецназовцы. Но и напрямую сказать, что отважные солдаты ВСУ стреляют по таким же парням, как они, нельзя.Поэтому шахтеры, программисты, учителя Донбасса, сражающиеся в Вооруженных силах Новороссии, будут назначены кем-то еще.Выродками.

Генетическим мусором.

Ублюдками, «не-арийцами».

«И вовсе русские не арийцы, — вдруг заявил человек, похожий на мышь, у него было острое лицо и маленький рот. Он до сих пор молчал.

Все посмотрели на него.

— Нет, ты ошибаешься, — возразил плешивый. — Арийцы. У нас же был с ними договор.

— Они — ублюдки, большевистские ублюдки. А вовсе не арийцы. Это установлено…

— Теперь все уже давно переменилось, как с японцами. Японцы теперь тоже арийцы, с тех пор как сделались нашими союзниками. Желтолицые арийцы.

— Вы оба заврались, — заявил необыкновенно волосатый бас. — Русские не были ублюдками, пока у нас с ними был пакт. Зато они стали ими теперь. Вот как обстоит дело»

Э.М. Ремарк. Время жить и время умирать.

Если год назад украинская пропаганда трубила о том, что защищает мирных украинцев Донбасса от российской оккупации, то теперь ветер переменился. Это уже не мирные украинцы Донбасса, это быдло, ватники и титушки. Возможно, они и украинцы, но какие-то… генетически неполноценные с точки зрения титульной нации.

Сами жители Донбасса (а еще Харькова, еще Одессы, еще Запорожья) до войны считали себя украинцами. Ну, примерно половина из них.

Логика простая: живу на Украине – значит, украинец. А что ж, доченька, где вырос, там и жить надо. Выкормила меня эта земля – значит, буду работать на нее.

Люди работали и не думали о политике. Любили, сажали деревья, заводили семьи, мыслили простыми категориями. Любили свои города и села, любили землю, которая выкормила их.

Еще в 2013 году война казалась чем-то бесконечно далеким. Уже в 2014 году пришлось определяться, с какой ты стороны.

Одна сторона называлась украинцами, другая русскими, но это было не совсем правдой.

Расскажу сказку.

У одной русской девушки, жившей в России, на Донбассе погиб жених. Русский, живший на Украине, воевавший за Луганскую народную республику. Девушке было очень плохо. К ней приехала ее мать из Харькова. Девушка сидела, забившись в угол, глотала таблетки, плакала и говорила: разбомбить к черту всю Украину, стереть с лица земли.

Доченька, растерянно сказала мать, но ведь я тоже украинка.

Доченьку поймали, когда она билась об стену на девятом этаже парадной, кажется.

Хотя это правда. Мать ее была украинкой, этнической украинкой, с некоторым ужасом относившейся к тому правительству, которое пришло к власти. Но украинкой.

(Слово «хунта» не употребляю и вам не советую: люблю Стругацких вообще и Кристобаля Хозевича Хунту в частности).

Однажды я ночевала в располаге одного казачьего подразделения. Когда ужинала, ко мне подсел один военнослужащий и завел разговор на украинском языке.

— А вы украинец? – с некоторым изумлением поинтересовалась я.

— Украинец! А чому б ни? Я украинец, а он ти, што на Золотом стоят, то бандеровцы. Они для самой-то Украины чужие, — бодро ответил пожилой военнослужащий.

Но, как известно, в государственных делах решают не простые люди. Решает пропаганда. Решают средства массовой информации, решают специализированные министерства. Так делалось в национал-социалистической Германии, так делается в национал-капиталистической Украине.

И выродками, чужими, мусором объявлены вот эти жители Донбасса.

Вот эти. Которые стоят на собственных огородах. На собственных огородах ставят позиции, роют окопы.

Ополченец Цирюльник мне говорил так:

— Меня как-то спрашивали, за что я воюю. За свой огород.

И показал рукой на огород. На огороде рос бурьян. Чернели окопы. Луна освещала укрепление с бойницей пулемета. Романтика.

Но вот в чем дело: действительно за свои огороды они воюют. За свою землю. За ту, где в детстве дрались с ребятами из соседнего двора. За ту, где впервые целовались, за ту, где женились и заводили семьи, за ту, где работали годами и десятилетиями.

Если бы Господь Бог спросил у донбасского ополченца, за что он воюет, тот ответил бы: за свою землю. И объяснил бы, почему эта земля его. Она, эта земля, кровью из носа его в школьных драках полита. Потом полита за годы работы. В этой земле его род лежит, смешался с этой землею.

Если бы Господь Бог спросил у украинского солдата, за что он воюет, что ответил бы тот? За идею, навязанную правительством, идею Единой Украины? Идею, за которую отдали жизни тысячи мирных жителей, тысячи военных, идею, которая пропитана не своей, а чужой кровью?

— За что ты воюешь?

— За свой огород.

Серебрится под луной полынь на огороде, нет ничего вернее этого ответа.

За что воюет Донбасс

Анна Долгарёва

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ