Целились в Путина, а попали в Обаму.

0
79

Западная пресса комментирует выступление В. В. Путина на Генеральной Ассамблее ООН, «кулуарные» переговоры российского президента с американским коллегой и недавнюю телепередачу с участием Путина на канале CBS. Уже появились и отзывы известных персон от политики — например, сенатора Джона Маккейна и Дональда Трампа, мечтающего стать президентом США. Маккейн считает, что «ненужная» встреча Обамы с Путиным только сыграла на руку российскому президенту, а Трамп нашёл, что Путин «приятнее», чем даже сам Трамп.

Целились в Путина, а попали в Обаму

В основном на Западе обсуждают позиции США и России по сирийскому вопросу. Переговоры Путина и Обамы здесь ничего по сути не переменили. Обама настаивает на необходимости перехода власти от Асада к новому лидеру, а Путин предупреждает: отказ от поддержки легитимного сирийского правительства будет ошибкой. Об этом пишут Иэн Блэк (Ian Black) и Джулиан Боргер (Julian Borger) в британской газете «The Guardian».

Путин сказал на Генеральной Ассамблее, что не привлекать сирийскую армию к борьбе с «Исламским государством» — «огромная ошибка», поскольку войска Сирии — единственная сила, которая «мужественно, лицом к лицу» сражается с боевиками-террористами. Российский президент также подверг критике Запад: ведь тот вооружает «умеренных» оппозиционеров в Сирии, которые затем переходят на сторону «ИГ».

Обама же в обращении к Генассамблее отметил, что США готовы сотрудничать с Россией и Ираном для обеспечения отстранения Асада от власти и организации «переходного периода». Обама считает, что Сирии не следует возвращаться «к довоенному статус-кво».

Белый дом ранее заявлял, отмечают журналисты, что Вашингтон одобрит участие России в борьбе с «ИГ», однако частью решения должен стать уход Асада. В Белом доме полагают, что Асад совершает «кровавые преступления» против народа, и именно это, а также длительное пребывание у власти способствует «пополнению рядов экстремистов».

Путин, в свою очередь, отвергает военные преступления режима Асада и говорит об «антисирийской пропаганде», указывают обозреватели. «Мы поддерживаем легитимное правительство Сирии, — цитирует издание Путина. — Нет никакого иного способа решения сирийской проблемы, помимо укрепления действующих легальных государственных структур, оказания им помощи в борьбе с терроризмом, и, разумеется, одновременного побуждения их к позитивному диалогу со здоровой частью оппозиции и к проведению политических преобразований».

Писатель и публицист Фред Каплан («Slate») уверен, что ключевой фразой Обамы в его речи на Генассамблее была эта: «Соединённые Штаты готовы работать с любой страной, в том числе Россией и Ираном, для разрешения конфликта в Сирии».

Дело в том, что мистер Обама ранее не говорил так открыто о таком взаимодействии. Действительно, лидеры России и Ирана имеют общий интерес в разгроме «ИГ», однако Белый дом не мог открыто присоединиться к альянсу с ними. Тому есть три причины, считает аналитик.

Во-первых, известна история «напряжённых отношений» США с этими двумя странами: Россией и Ираном.

Во-вторых, «ИГ» — итог отчуждения арабов-суннитов шиитами в Ираке и Сирии, а потому эффективная коалиция против движения должна включать суннитских лидеров. Именно они смогут продемонстрировать, что «ИГ» не является «законным выразителем» их интересов. Это и есть главная причина, по которой Обама избегал объединить усилия с Ираном несколько месяцев назад.

В-третьих, если уж Обама стал соглашаться с Ираном и Россией, то как быть с лозунгом «Асад должен уйти»? Путин и Роухани настаивают, что Асад должен остаться, и только в этом случае борьба с «ИГ» приведёт к успеху.

Так что же Обама? Аналитик думает, что тот в своём выступлении в ООН попытался подыграть обеим сторонам. Он отверг ту идею, согласно которой борьба с терроризмом означает поддержку «тиранов» вроде Башара аль-Асада, забрасывающего бомбами «невинных детей», поскольку «альтернатива, безусловно, хуже». (Намёк на мнение России.) С другой стороны, действия против «ИГ» могут привести к необходимости сохранения Асада у власти в краткосрочной перспективе (и удалению из президентского кресла в перспективе долгосрочной).

По мнению публициста, Обама предложил некую формулу для решения дилеммы. Эта формула — «реалистический» компромисс, в результате какового будет организован «управляемый переход» власти от Асада к новому лидеру Сирии.

Ключевая фраза здесь — «управляемый переход», замечает журналист. Но управлять-то будут не Обама и его западные союзники, а Москва с Тегераном. И как же Москва и Тегеран определят «нового лидера», если они считают, что как раз Асад способен защитить страну? К тому же Сирия представляет собой точку опоры в России на Ближнем Востоке. Для Ирана она тоже важна: она представляет собой «шлюз», через который региональные интересы Тегерана продвигаются дальше на запад (особенно это касается «Хезболлы»).

А что же политика Обамы? Соединённые Штаты не имеют жизненно важных интересов в Сирии, и Обама не имеет желания увязнуть в «грязной гражданской войне», пишет автор. Однако война ширится; военные действия грозят беспорядком в регионе, затрагивают американских союзников. Кроме того, налицо кризис беженцев в мире. Однако создание Обамой коалиции на основе суннитских стран (Египет, Турция, Иордания, монархии Персидского залива) не привело к успеху: суннитские страны оказались довольно слабыми в борьбе, а наиболее перспективный партнёр (Турция) похоже, скорее заинтересован в победе над курдами, нежели в разгроме джихадистов.

Вот почему Обама был вынужден вступить в альянс с Ираном, Россией и («глубокий вздох» публициста) даже с Асадом. Автор напоминает, что когда-то Франклин Д. Рузвельт и Уинстон Черчилль сопротивлялись союзу с Иосифом Сталиным для борьбы с Гитлером: ведь советский коммунизм — тоже «зло», пусть и «чуть меньше нацизма». Но без этого союза они бы не стали победителями во Второй мировой войне. Война против «ИГ» не столь «титаническая», указывает писатель, однако принципы здесь те же. Иногда ситуация даёт жуткий выбор, и приходится вставать на сторону «менее злого».

О выборе из «двух зол» пишет и известный немецкий журналист Инго Маннтойфель.

В статье «Путин вынуждает выбирать из двух зол» на «Дойче Велле» он отмечает, что в своей речи на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке Владимир Путин дал понять, что коалиция против «Исламского государства» получит поддержку Москвы в ООН лишь при условии участия в ней правительства Асада.

«Такой своей позицией президент Путин вынуждает Запад выбирать между плохим и ещё худшим вариантом в сирийском кризисе: США и Европа должны признать Асада как фактического партнёра в борьбе с террористами «ИГ», — пишет обозреватель. — Тем самым не только произошла бы стабилизация режима сирийского правителя, но и дополнительно возросла бы роль России как глобального игрока в международной политике. Изоляция России Западом как санкция за российское вмешательство в дела соседней Украины была бы прорвана». «Если соглашение с Путиным не будет достигнуто, — добавляет журналист, — нынешняя ситуация в Сирии будет развиваться по прежнему сценарию: смертоносная война на Ближнем Востоке прогонит ещё миллионы людей, вероятно, прежде всего, в направлении Центральной Европы».

Марина Корен (Marina Koren) в «The Atlantic» попробовала поругать Путина, но на орехи почему-то досталось Обаме.

«Прошлой весной, — пишет журналистка, — Россия проигнорировала одну резолюцию ООН, признавшую аннексию Крыма незаконной, и заблокировала другую, призвавшую рассматривать сирийский конфликт на уровне Международного уголовного суда, расследующего военные преступления…»

В речи, произнесённой на Генассамблее, Путин вёл себя, как выразился наблюдатель Джон Шиндлер, будто «новый шериф в городе».

Путин поучал США: заявил, что когда дело доходит до «Исламского государства», Америка ведёт себя неверно — совершает «огромную ошибку», не желая сотрудничать с правительством Сирии и её вооружёнными силами.

Вдобавок Путин высмеял «единый центр» силы в виде США, который будто бы привык господствовать, базируясь на постулате собственной «силы» и «исключительности».

По мнению Корен, после взаимных обвинений Путина и Обамы в личной встрече президентов едва ли можно найти какой-то смысл.

Такой смысл нашёл Джон Маккейн: встреча, по его мнению, была выгодна Путину. Об этом сенатор письменно рассказал прессе.

Как пишет Ребекка Кил в «The Hill», сенатор-республиканец Джон Маккейн жёстко раскритиковал президента Обаму за встречу с Владимиром Путиным. По его словам, Обама дал Путину именно то, чего хотел российский президент.

Решение Обамы встретиться с Владимиром Путиным — ошибка, в нём нет никакой необходимости, считает Маккейн, распространивший в прессе собственное заявление. Обама, по мнению сенатора, оказался игрушкой в руках Путина: нынешний американский президент сам разрушает международную изоляцию вокруг Путина, подрывает политику США и делает «легитимным» дестабилизирующее поведение Путина, «расчленившего» Украину и поддерживающего Башара Асада в Сирии.

По словам Маккейна, сирийский конфликт не требует встречи между главами двух государств — США и России. Сенатор уверен, что истинные намерения Путина — поддержать Башара Асада. Республиканец раскритиковал Белый дом, «запутавшийся» в намерениях Путина.

Сам-то Маккейн точно знает, чего хочет Путин: российский президент создаёт коалицию с Сирией, Ираном и Ираком, поддерживает Асада, желая подорвать политику США и в конечном итоге расширить российское влияние на Ближнем Востоке «до невиданной за последние четыре десятилетия степени».

Правильный американский ответ России, по мнению мистера Маккейна, лежит «за пределами способностей президента Обамы».

Нашёлся в США и человек, которому понравился Путин.

Дональд Трамп, чьи заявления обнародовала газета «Вашингтон Таймс», считает, что Путин — более приятный человек, нежели он, Дональд Трамп.

«Ну, Путин дал интервью, и я дал интервью…» — сказал Трамп, имея в виду участие в телепередаче «60 минут» на CBS.

Путина интервьюировал Чарли Роуз, а миллиардера Трампа — Скотт Пелли. По мнению бизнесмена, Пелли интервьюировал его жёстче, чем Роуз — Путина. Причём «жёсткость» была «справедливой».

Почему же с Путиным обошлись «мягко»?

«Я бы сказал, потому, что Путин — куда более приятный человек, нежели я», — заявил вероятный кандидат в президенты.

Интересный поворот, добавим от себя. Что это, мистер Трамп? Намёк на дружбу народов?

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ