Мобилизации нет, а враг уже на пороге.

2
357

Василий Семенов

Мобилизации нет, хотя враг на пороге. Помните щемящие душу слова песни, которую пела Эдита Пьеха: «В могилах лежат посреди тишины отличные парни отличной страны»? Правда, нынешние либералы считают эти слова чересчур пафосными, но ведь они существа иной крови и иной породы. Сейчас на земле Донбасса тысячи свежих могил, в которых лежат павшие за его свободу добровольцы не только Донбасса и Луганщины, но и России, Белоруссии и других стран мира. Скорбную тишину ежедневно нарушают раскаты канонады – ВСУ и националистические подразделения постоянно обстреливают политые кровью земли Республики. Список жертв постоянно растёт.

К линии противостояния, а если отбросить в сторону политкорректность, к линии фронта, враг постоянно подтягивает «Грады», «Ураганы», гаубицы, САУ, миномёты различного калибра, бронетехнику, живую силу, включая нацистские батальоны и иностранных наёмников. Воздушное пространство Республики всё чаще нарушают беспилотники, а в окрестностях Мариуполя ещё несколько месяцев назад были замечены вертолёты. Не исключено появление и боевых самолётов противника.

Отечество, как и прежде, в опасности. Ещё не наступил такой острый момент, как это было в середине четырнадцатого года, но новый натиск пронацистских полчищ становится всё более и более вероятным. В таких случаях обычно обращаются к народу, призывая в строй всех способных держать оружие.

Однако в Республиках почему-то в этом отношении стоит благостная тишина. Сотрудники военкоматов расклеивают набранные на принтерах призывы записываться добровольцами. Кое-где можно увидеть плакаты, на которых девушка с распущенными волосами, в камуфляже и с ручным пулемётом недоумевает: «Сколько же ещё ты будешь скрываться за моей спиной?» Понятно, что это обращение направлено лицам мужского пола мобилизационного возраста.

Но кроме тех, кто уже надел военную форму и встал в ряды защитников Отечества, мы наблюдаем и множество тех, кто этого не делает, и делать, судя по всему, не собирается. В ответ на вопрос, почему они не спешат защищать Донбасс, подобные особи мужского пола обычно ссылаются на то, что их не пускают жёны и матери, что они должны обеспечивать свои семьи. А те, кто наглее, прямо заявляют: «Вам надо, вы и воюйте».

Что я хочу сказать всем этим? А то, что давно назрела необходимость принятия закона о призыве «срочников» в армию и закона о мобилизации. Это отнюдь не личное мнение – его постоянно высказывают все сознательные граждане Республики. Ведь на Украине уже затевается седьмая волна мобилизации. И хотя по результатам различных подсчётов в землю легло до тридцати тысяч украинских вояк и остались десятки тысяч инвалидов, Украина, тем не менее, после всех волн мобилизации располагает сотнями тысяч потенциальных призывников, имеющих боевой опыт.

А есть ли такой ресурс у Донбасса? До сих пор его Вооруженные силы формируются исключительно на добровольческой основе. А кто идёт в армию в военное время добровольно? Исключительно лица, обладающие пассионарностью, то есть готовые пожертвовать собственной жизнью ради своих идеалов и Отечества.

Численность пассионариев, как показывают исследования, в социуме обычно достигает 5 — 10 процентов и сокращается быстрее, чем другие категории населения. Причина понятна: во время войны они первыми берут в руки оружие, первыми же и погибают.

Тысячи наших пассионарных земляков уже сложили свои головы в борьбе с нацистами. Но нас успокаивают, что в случае чего можно рассчитывать ещё на тридцать, сорок, возможно, пятьдесят тысяч добровольцев. Однако не факт, что этого достаточно, если противник навалится всей мощью.

Да никто толком и не выяснял: найдётся ли сорок-пятьдесят тысяч человек, которые после двух тяжелейших лет, потерь и разочарований по-прежнему сохранили запал и готовность жертвовать жизнью исключительно на добровольной основе?

Противники мобилизации заявляют, что нельзя бросать в огонь войны необученных восемнадцатилетних новобранцев. А кто вообще ведёт об этом речь? Во-первых, нижнюю планку призывного возраста можно поднять до 20 — 21 года, как во многих армиях мира и как это было в Красной Армии до середины 30-х годов. Во-вторых, даже к восемнадцати годам человека вполне можно обучить владеть хотя бы стрелковым оружием. Нужно только усилить военную подготовку во всех учебных заведениях Республики.

Правда, глава ДНР Александр Захарченко недавно заговорил о создании курсов начальной военной подготовки для всех способных носить оружие. Курсы действительно необходимы в воюющей стране. Заявление правильное, но, на наш взгляд, этого недостаточно. Без закона о призыве в армию и мобилизации можно обучить стрельбе, метанию гранат, но это отнюдь не значит, что все владеющие этими навыками добровольно выразят желание идти на фронт.

Посмотрите, сколько молодых мужчин уютно пристроились в тылу и даже не думают защищать свою страну. На базарах они торгуют скобяными товарами, лампочками, телефонами, антеннами, канцелярией. Иные продают продукты, которые сами не производили, скупают мясо у крестьян рублей по восемьдесят за килограмм, и продают его в несколько раз дороже. Кому война, а кому мать родна!

А куча таксистов в любом населённом пункте? Часами они простаивают: курят, точат лясы в ожидании клиентов. А на фронте в это время нужны квалифицированные водители. Если прошерстить хотя бы действующие предприятия, учреждения и организации, то в каждом из них можно найти здоровых лоботрясов, которые никакой конкретной пользы Республике не приносят, но зато тщательно берегут свои драгоценные жизни в тылу.

Конечно, есть немало специальностей, без которых обойтись нельзя. В Донбассе это шахтёры, металлурги, которые зарабатывают средства в бюджет Республики. Есть тысячи людей, обслуживающих жизнеобеспечивающие предприятия городов и других населённых пунктов. Есть ценные специалисты – организаторы производства, коммунальной сферы и прочих отраслей, без которых также обойтись нельзя. Поэтому любой вариант мобилизационного законодательства должен предусматривать такое понятие, как «бронь», то есть освобождение от воинской службы на законных основаниях. Но не более того!

Нередко можно услышать ссылки на религиозные и этические убеждения, якобы не позволяющие брать в руки оружие и стрелять в людей. Таких идейных пацифистов в военное время хоть пруд пруди. Поверим в их искренность, но в армии и для них может найтись множество занятий. Вооружённым силам нужны водители, ремонтники, военные строители, повара, санитары, да мало ли кто ещё! Должность подносчика снарядов вам не подходит? Тогда подносите утки раненым в госпиталях. Драйте полы или ройте окопы.

Существовало и такое понятие в нашей истории, как «трудовая армия». К автору этих строк нередко подходили люди, которые говорили: «Почему не набирают бригады для восстановления разрушенных зданий, мостов, дорог?». Кто-то пойдёт в трудовую армию добровольно по идейным соображениям, кто-то просто в поисках пропитания – сейчас немало безработных и даже лишённых крова. Остальных, кто предпочитает не марать рук, следует направить в трудовую армию уже в принудительном порядке.

Что-то не слышно у нас и об отрядах территориальной обороны. А, между прочим, вся система обороны такой страны, как Швейцария, построена именно по такому принципу. Всё мужское население несколько раз в год призывается на военные сборы. Все они состоят не просто на учёте, а числятся как бойцы и офицеры территориальных подразделений. В случае войны каждый из них знает своё место в строю и готов немедленно его занять. Особенно ценно, что в таких подразделениях плечом к плечу могут воевать родственники, соседи, друзья, коллеги по работе. Это тоже добавляет стойкости, поскольку стыдно подвести людей, которых знаешь всю жизнь.

Неслучайно даже Муссолини и Гитлер в годы Второй мировой войны не решились захватить Швейцарию, хотя очень хотелось. Ведь пятимиллионное население альпийской республики в течение нескольких часов могло выставить «под ружьё» не менее миллиона хорошо подготовленных бойцов. И это не абстрактная военная подготовка. Это вполне готовая резервная армия, обученная и стойкая, — как та, что стоит на границах и в гарнизонах.

Чем мы не Швейцария? Ведь и по территории, и по населению наши страны вполне сопоставимы.

Отсутствие чёткой политики в сфере военного строительства и мобилизационных ресурсов отрицательно сказывается и на дисциплине населения, и на правопорядке.

Спросите любого, кто видел, что происходило после вступления ополчения в освобождённые города Донбасса. Тут же куда-то исчезали слоняющиеся без дела тунеядцы, синеватые алкоголики, наркоманы и тому подобные отбросы общества — комендатуры с первых же дней очищали города, направляя их на принудительные работы.

А сейчас? Снова на автобусных остановках распивают алкогольные напитки лица без определённых занятий. На них же постоянно натыкаешься в спальных районах, где они оккупируют скамейки и детские площадки. Повсюду валяются пустые бутылки, окурки. А кое-где и шприцы.

Среди отказников существует немалая категория людей, ссылающихся на неудовлетворительное состояние здоровья. У них медицинские справки, удостоверения инвалидов, как правило третьей группы. А это, кстати, рабочая группа. Так что если не в действующую, то в трудовую армию их вполне можно направить. Я знаю нескольких таких хитрованов, которые либо заплатили за инвалидность, либо целенаправленно пили до тех пор, пока ноги не стали отказывать. Но руки-то у них здоровые, и чинить механизмы или обувь они вполне в состоянии.

Но в истекающей кровью Республике эта категория паразитов чувствует себя превосходно. Липовые инвалиды ежемесячно получают «гуманитарку», причем большую ее часть они обменивают на алкоголь. А действительно нуждающиеся категории граждан гуманитарную помощь либо не получают вообще, либо получают от случая к случаю.

Все изложенные негативные явления разлагают наше общество, ослабляют его обороноспособность. Отдельной темой является бездушное отношение чиновничества к искалеченным ополченцам, семьям погибших. При этом сами чиновники никогда собой не рисковали и зачастую самые лихие дни пережили где-то вдалеке – в России или на Украине.

Итак, Отечество по-прежнему в опасности. И это необходимо чётко осознать каждому. Чтобы Донбасс стал неприступной крепостью, которую враждебные силы не смогут сокрушить ни снаружи, ни изнутри, в системе обороны не должно быть слабых мест. И дело не только в количестве и совершенстве оружия, но и в пресловутом человеческом факторе, без которого это оружие всего лишь груда металла

2 КОММЕНТАРИИ

  1. отряды теритторитальной обороны в ЛНР были,но их быстро разоружили и половину пересажали,а тех кто пошёл служить дальше в народную милицию, постепенно уволили, по несоответствию, или по другим причинам, но причина всегда одна, этой власти не нужны люди с оружием в руках, которые умеют думать и задавать ненужные ей вопросы, а нужна куча безмозглых гоблинов которые по приказу сделают что угодно и будут стрелять в кого им прикажут…

Comments are closed.