Как я штурмовал Донецкий аэропорт, выжившие участники событий оставили несколько достаточно подробных описаний

1
1347
Как я штурмовал Донецкий аэропорт. Написать этот текст меня вынудило большое количество публикаций, спекулирующих на событиях 26 мая 2014 года в донецком аэропорту. И хотя выжившие участники событий оставили несколько достаточно подробных описаний произошедшего, со временем их слова оказались погребены под массой спекуляций на теме. Раз так, видимо, пора и мне внести свой лепет в общее дело. В процессе написания текста постараюсь как осветить хронологию событий и своё в них участие, так и развеять ряд небылиц, придуманных далёкими от знания темы личностями. Сразу оговорюсь — писал, максимально стараясь воспроизвести события так, как они воспринимались на тот момент. Прозрения задним числом, выводы — в сносках. Итак, по порядку.Текст публикуется без каких-либо стилистических правок.
Формирование подразделения, отправка, прибытие в Донецк
Подразделение «Искра» (громких названий типа «Интербригада» тогда никто не слышал) было сформировано на добровольной основе в первой половине мая 2014 года. Набор в подразделение вёлся через социальные сети, ветеранские организации и посредством личных знакомств. Именно последним из перечисленных способов была сформирована моя группа (Здесь небольшое, но важное отступление — группа формировалась мной начиная с моего увольнения из рядов ВС РФ в 2011 году под широкий спектр задач, вынужденно засветилась в событиях с В. В. Квачковым — интересующиеся могут самостоятельно пошерстить многострадальный интернет по данному вопросу — и, как следствие, находилась в «любимцах» ФСБ со всеми вытекающими проблемами. Это к вопросу о «наёмниках Путина»). Добор специалистов (фельдшер, снайпер) производился мной через личные знакомства. Параллельно был мною найден канал отправки на Донбасс через одну из ветеранских организаций. Таким образом, из Москвы я выдвинулся во главе группы из 12 человек. Сбор сводного отряда происходил в Ростове. По прибытии подразделения на место сбора мы застали там две почти полностью сформированные группы, укомплектованные с помощью ветеранских организаций и соцсетей (т. е. «с бору по сосенке», несмотря на достаточно высокий индивидуальный уровень подготовки бойцов), во главе с командиром отряда Искрой. Работа с Искрой у меня не заладилась со старта — мужик явно был «со снарядом в голове» (как позже выяснилось, тяжело контуженный в 1-ю «Чечню»). Искра, в свою очередь, получал приказы от некого Андрея Ивановича, который при встрече напомнил мне типичного такого чинодрала из ЕдРа — апломб выше крыши, брюхо over 120 кг и т.д. (Как я подумал тогда, «командиров не выбирают». Армейская привычка, и моя ошибка номер раз. Надо было сходу слать нахуй этих двух «фюреров», возможности перехода границы и применения подразделения были и без них. Знать бы об этом тогда…). С командирами групп, наоборот, сработались сходу. Хоть и не кадровые офицеры, но ребята адекватные. Хотя… вызвало лёгкое недоумение, что в составе моей группы — 4 офицера запаса, в остальном отряде — ещё несколько, а «групёрами» поставили ребят-сержантов. Ну да ладно. Разместил людей, организовал быт, и стали мы ждать доукомплектования людьми.Несколько слов о материальном обеспечении. Моя группа была обеспечена всем необходимым ещё в Москве за счёт продажи бойцами группы личного имущества (скидывались кто чем мог — 30-50-100 тыс. наличными, мотоцикл с молотка и т. д.). Так что «упаковались» на 5+. Единая форма одежды, качественное снаряжение, приборы наблюдения/прицеливания, связь, медицина и много чего ещё. В других группах всего этого не было — какой ни есть камуфляж, разгрузки без специализации и не у всех… На что рассчитывали опытные в общем-то бойцы, едущие на не первую в их жизни войну — лично мне непонятно. Мне было сказано ещё в Москве: «Всё, кроме „железа“ — сами. Железо — после пересечения границы, по специальности». Соответственно к этому и готовил группу.В ходе доукомплектования мне докинули недостающих специалистов — гранатомётчика и сапёра. Также перетащил к себе бойца из другой группы — тот оказался сослуживцем моего зама по Чечне. Так что на финише я имел почти полный штат РГСпН — 15 человек, с некоторыми поправками по специализации.В последний день перед отправкой на базу, где мы размещались, привезли группу чеченцев численностью около 25 человек. У нас это вызвало вполне понятный недетский напряг — нахуя нам эти пассажиры, с такими союзниками враги не нужны. Особенно напряглись после взаимного представления (— «Гранит»; — «Старый»; — «Север»; — «А я Абрек. С 95-го Абрек…»). Ситуацию пытался разрядить Искра: «Парни, я сам в первую Чечню… Так надо… поймите, обстановка диктует… временные союзники…». Получалось слабо. Точнее, совсем не получалось.
Поднялись по тревоге 22-го около 16.00, готовность к выдвижению №1. Сдали на хранение документы, телефоны (как позже выяснилось, не все и не всё). Подогнали КАМАЗы, загрузились, поехали. Приказа на марш, какой-то организации взаимодействия сверху не было. Сам организовал связь с идущим впереди КАМАЗом 2 группы в своей радиосети. По дороге заехали на находившийся неподалёку коттедж, оттуда радостно вывалилось ещё человек 30 в однотипной форме, разбежались по КАМАЗам. Я сижу в ахуе, ничего не понимаю. Ни о чём подобном и близко не говорилось. К счастью, командир и фельдшер подразделения прыгнули ко мне в кабину. Оказалось — «крымчане», т. е. подразделение, сформированное в Крыму, в основном из жителей восточных областей б.у.Краины. Ну, думаю, зер гут, хоть местные появились. Впрочем, маршрут никто не знает, идём за направляющим. Карт местности нет. Глонасс-навигатор у меня, похоже, единственный на отряд (Помните историю с обеспечением? Ага, прикол номер раз…).

Около 23.00 пересекли границу. В ночниках в полях вокруг движения нет. Режим радиомолчания, светомаскировка, лишних оборотов на двигатель во избежание шума не даём. Проходим несколько километров. Встали в посадке, заглушились. Спешиваю людей, бегу в голову колонны. Оказывается, встали у КАМАЗа, набитого ящиками. Ясно — «железо». Уже понимаю, что дополнительных команд не дождусь, веду группу к КАМАЗу с железом, приступаем к разгрузке. 1-я и 2-я группы помогают сортировать ящики на грунте. Появляется некий товарисч, командующий построить подразделения в 2 шеренги. Сюр какой-то… Хуй с тобой, одного наблюдателем в тыл, остальные строиться. Получаем «железо». Бля, это пиздец… Лент к ПК — 200–400 на ствол, сменных стволов нет, «инженерки» ноль (и нахуя тогда сапёр?…), магазинов — по 1–3 на автомат, патронов о,3–0,4 б/к на ствол… Вот тебе и «железо по специализации». В плюсе — есть РПО-А, РПГ-22, МРО, причём навалом. И ещё пол-КАМАЗа ящиков, трогать которые запрещено. Добро, от погранцов уже точно отмахаемся. (Кстати, у моих ребят магазинов оказалось 6–8 на ствол — всё-таки скупились этим добром ещё в России. Знал бы, лент пулемётных ещё взял. И ССП-1 сапёру. И ещё много чего…).

Загрузились, убрали тенты, вошли в связь и… рванули. Именно рванули — головной дал 80–90 км/ч вдоль посадок. Неожиданно встаём — крутой подъём из оврага, головная прошла, КАМАЗ с б/к — нет. Бегу вперёд. В овраге уже Искра, пытается выдернуть машину. Прошу Искру не гнать так, маршрута-то не знаем. Кивает, и тут же выдаёт: «Так, сейчас я подвину этот КАМАЗ, объезжайте его — и вперёд!»; — «Командир, давай перекидаем ящики в головную частично, облегчим машину — выйдет…»; — «Нет времени!» Не вопрос, вот только секундочку… Отхожу в сторонку, в радиосеть группы: «Фидель — Северу, двух бойцов в голову колонны налегке, бегом!»; «Так, парни, схватили по два ящика 5.45 и бегом в машину!» Сам тащу ящик РГДшек. Уф-ф-ф… Вопрос с б/к в масштабе группы решён. Поехали.

Выходим на трассу, включаю ГЛОНАСС. Ага, до Донецка-то ху…я делов, километров 50. Тут направляющий опять выдаёт за 100 км/ч. Вторая машина отстаёт, мы, соответственно, тоже. Начинаю прикидывать, что будем делать по прибытии в город — ведь как котята слепые, ей-богу. Что впереди по трассе — хз. На всякий-який даю команду «Без приказа не стрелять!». Не хватало ещё своих покрошить по запарке…
Заезжаем в Донецк. На въезде — блок, явно ополченский. Радостно машем друг другу. Попетляли по городу — встали. Выходим со Старым из машин: «Ну что, брат, куда двигаем?» — «А давай обратно к блокпосту, местных порасспросим?» — «Добро, поехали». По пути встречаем легковушку, оттуда машут, мол, давайте за нами. Направляющий идёт за ней. Заезжаем в переулок. На всякий команду «Внимание!», предохранитель скинул, ВОГ под ствол. Ворота какой-то воинской части. Заезжаем. Внутри — наш первый КАМАЗ на плацу, группа Гранита рядом. Докладываем Искре о прибытии. Хочется добавить пару ласковых за организацию марша, но сдерживаюсь. Хотя уже понимаю, что «тут вам не там».

Часть, в которой мы разместились — бывшая ВВ-шная, казармы-парк-столовая, всё как везде. Изучаем территорию, знакомимся с местными ополченцами. Оказывается, это бойцы батальона «Восток», а территория части — база батальона за номером 4. Разрабатываем боевой расчёт на случай нападения, дополнительно к нарядам «Востока» по КПП и парку выставляем свой НП на крыше недостроенной казармы. А ближе к вечеру, на совещании, начинаются сюрпризы. Во-первых, ни в какой такой Славянск отряд не выдвигается (хотя взять побольше боеприпасов с брошенного КАМАЗа нам изначально не давали под предлогом того, что оно, мол, для славянского гарнизона). Во-вторых, отряд ставится в подчинение командира «Востока» — некоего Скифа. Тут стоит заметить, что о светлой личности г-на Ходаковского мы не знали в тот момент ничего от слова совсем. И в-третьих, на передке нам, оказывается, делать нефиг. Естественно, у командиров групп назрело несколько вопросов формата «на…я…» и «с х…я ли…» к старшему комсоставу. Но, не получив на них внятного ответа и побухтев, мы достаточно быстро успокоились извечным армейским «жираф большой, ему видней». Так была упущена моя вторая возможность сохранить подразделение…

Новый день — новые сюрпризы. Оказывается, отряд будет принимать участие в параде в центре города. Даём команду достать из рюкзаков балаклавы, и тут выясняется, что группе чехов в полном составе морду лица замотать нечем. Подходит Искра: «Мужики, по 3 балаклавы с группы…» — «А наши в чём будут?» — «Найдёте» — «Вот ни…я, пусть они сами и ищут!» — и в таком ключе минут 15. Плюнули, скинули по 3 балаклавы — один хрен часть наших их не одели из принципа.

Описывать парад смысла не вижу — видео сего действа в сети в количестве. Единственное, что бросилось в глаза — наличие у «Востока» БТР-70, правда, без КПВТ. Помнится, обрадовался тогда — хоть какая, а броня.

По прибытии на базу после парада собрались с командирами групп и в три лица насели на Искру — мол, необходимо проверить бой оружия. Тот поотбрыкивался, но в конце согласился на следующий день.

Парад в Донецке 25 мая

Нежданчиком около 20.00 нам подкинули тяжёлого вооружения — «Поднос» (82 мм миномёт) в 1 группу и АГС-17 — в мою. С пятью цинками ВОГов в довесок. А у меня, как назло, ни одного специалиста по нему. Почесал репу, назначил в расчёт АГС двоих бойцов по принципу «силёнок до х…я и с мозгами дружат» и около полутора часов их натаскивал. По ходу дела выясняется, что к миномёту вышибных зарядов нет. Ничего, их и изготовить самим можно… Когда у парней что-то начало клеиться, оставил их самостоятельно тренировать нормативы и вышел спокойно покурить, что мне, собственно, сделать не дали, о чём ниже…
Рекогносцировка в ДАП, уточнение задачи, выдвижение на объект

Около 22.00–22.30 — срочный сбор ком. групп, постановка задачи Искрой: «Форма одежды — гражданка, с собой „короткие“, едете на рекогносцировку объекта. На сборы 3 минуты, машина у входа». Смутило, что командир отряда сам не едет, а посылает младший комсостав, но раздумывать было особо некогда — переоделись, ПМ под ремень и ходу.

В машине уже двое — втискиваемся втроём на заднее. Пока едем, знакомимся: пассажир на переднем — офицер «Востока», водитель — начальник СБ объекта. «А что за объект-то?» — «А вам не сказали?.. Аэропорт». На тот момент особо не удивило, аэропорт — так аэропорт…

Подъехали к служебному входу нового терминала. Востоковец и я остались у машины, Гранит, Старый и СБшник — двинули внутрь. Ходили долго — около часа. Почему — выяснилось на обратной дороге.
Во-первых, у СБшинка на схеме АП долго выясняли в подробностях состав и расположение подразделений охраны объекта. Выяснилось следующее: АП охраняется отрядом кировоградского спецназа численностью до 150 человек. Посты по периметру, на КДП и на ближнем приводе. Вооружение постов — стрелковое. Из тяжёлого — «василёк» и пара АГСов у расположения отряда в старом терминале. Плюс на взлётке — 2 ЗУшки.

А во-вторых, смутили вырезанные куски видеозаписи с камер наблюдения старого терминала и КДП. Происхождение «дырок» СБшник объяснить не смог(!).

В целом пришли к выводу — штурм комплекса с последующим взятием под контроль возможен при условии гарантированного выведения из строя обеих ЗУшек синхронным ударом четырех групп по 20–25 человек при наличии в резерве 5–10 человек и хотя бы одной брони. Объекты захвата — КДП, ближний привод. Параллельно блокируются старый терминал и участок местности севернее ВПП по лесополосе (примерно там, где сейчас позиции ВСН). Срок подготовки операции — около суток.
С этими мыслями вернулись на базу, сразу попав на совещание. Докладываем — мол, так и так, рекогносцировка проведена, предлагаем такой-то план операции. В ответ слышим — ваши соображения нам похуй, занимаете новый терминал и всё, дальше переговоры. На недоумённые комментарии Скиф закатил натуральную истерику — есть мол приказ, вот и выполняйте, нехуй тут обсуждать — и выскочил из кабинета. Дальше выступил товарищ, представившийся командиром сводного штурмового отряда, уточнил уже по делу — подъём групп по тревоге через 10 минут, начало выдвижения через полчаса, с собой весь б/к и всё тяжёлое, задача — обозначить присутствие и при необходимости пошуметь слегка, т. к. вопрос сдачи аэропорта уже решён дипломатически. Вопросы по порядку выдвижения на объект, гарантиям соблюдения договоренностей и т. д. — побоку: «Хорош трепаться, приказ яснее некуда, поднимайте группы!» Ну ок, поднимаем (хотя по уму надо было сесть на пятую точку и объявить, что никуда не пойдём, пока задача не будет кристально ясна — ну да военная косточка — и последний шанс сохранить людей…).

После подъёма групп наскоро построил своих и попытался за оставшиеся 10 минут хоть что-то разжевать на пальцах по поставленной задаче. Получилось, естественно, слабо, только в общих контурах. Получаю радиостанцию в радиосеть отряда. Бросалась в глаза общая неорганизованность выдвижения — около десятка микроавтобусов хаотично загружались на плацу и выезжали с базы. Матюгами удалось вырвать себе 2 пустые машины и рассадить в них группу. Поехали. Последнее указание — уже в машинах — «без приказа огонь не открывать».

Подъехали к служебному входу терминала в голове колонны. В силу замечательной организации ломимся всей толпой в один вход, в 250 метрах и в прямой видимости пулемётного расчёта кировоградцев. Забив на приказ о не открытии огня, командую заму: «Мороз, пулемёт под опорную колонну, готовь „шмель“. Жёлтый ЗИЛ видишь? Там ПКМ. Дёрнется — гаси его». Разбежались по зданию, заняли крышу и верхние этажи, выдворяем с территории гражданских. От старого терминала движения нет, на КДП тихо, ЗУшек не видать. Появилась мысль — а может зря мы выёживались на совещании, вроде тихо пока… Тем временем собираемся с командирами 1-й и 2-й групп на крыше, делим сектора. Я забираю сектор от КДП до кладбища включительно, выставляю наблюдателей, дежурные огневые средства, разворачиваю АГС. В направлении старого терминала устраивается снайперская пара из хозяйства Скифа, винтовка .308 или .388 — особо не присматривался. Сидим. До рассвета — полная тишина, движения в секторе нет.

С рассветом начинается маневрирование вокруг на противника: оживлённое движение на КДП (напоминающее эвакуацию имущества), на ВПП на дальности 600–700 метров разворачиваются ЗУшки, к кладбищу выдвигаются пулемётные расчёты… Похоже, переговоры будут тяжёлыми, если вообще состоятся… Неожиданно приезжает подкрепление — группа чехов. Сдаю им часть позиций, на крыше оставляю только расчёт АГС, наблюдателей — на этажи, т. к. появилось нехорошее

 

1 КОММЕНТАРИЙ

Comments are closed.