Иностранные добровольцы бригады «Призрак» — второй год в бою

0
57
Иностранные добровольцы бригады «Призрак» — второй год в бою. В рядах Вооруженных сил Луганской народной республики воюют не только местные шахтеры и учителя, но и иностранные добровольцы-антифашисты. Здесь – несколько историй бойцов бригады «Призрак».1. Карлос, Латинская Америка. В мирной жизни был журналистом. Называть страну, из которой приехал, не хочет – опасается.

— Для меня переломной точкой стали события в Одессе. Я решил ехать сюда. Так как это было связано с большим количеством проблем, нужно было собрать деньги, уладить все дела, организоваться вместе со своими товарищами. Это заняло какое-то время, но для меня после Одессы было принято четкое решение, что я еду сюда и буду сражаться против людей, которые устроили это убийство.

На родине меня поддерживают. Для общества это небольшое количество людей, но для меня одного – это много.

Проблема Донбасса практически не освещаются в средствах массовой информации в моей стране и самое странное, что очень многие левые активисты тоже не видят и не знают о этой войне. Когда я собрался ехать на Донбасс, люди спросили: «Донбасс? Что это? Где это? О чем?». У нас в Латинской Америке Донбасс – это просто другая планета. Нужно давать, конечно, больше информации о нем.

Когда я собрался сюда, жена сказала: «Езжай немедленно!». Немножко странно, да (смеется). Дело в том, что она имеет большой политический опыт и даже военный со времен диктатуры, поэтому она поддержала меня в этом стремлении. Она участвовала в герилье, поэтому она всячески поддерживает борьбу с фашизмом.

С местными жителями очень хорошие отношения. Отношения с бойцами, не считая Добровольного коммунистического отряда, в котором я служу, достаточно сложные, но отношения в отряде хорошие. Зато местные жители очень сильно нас любят.

2. Лаки. Испания. Воюет с прошлого августа, по возвращении в Испанию был арестован властями якобы за терроризм, но поднялся шум в СМИ, и его выпустили. После этого вернулся в Новороссию.

В моей стране, как и в странах моих товарищей, никогда невозможно понять, в средствах массовой информации говорят правду или ложь. И поэтому, когда несколько моих товарищей приехали сюда, я начал с ними активно поддерживать контакт. Я слышал от них, что здесь происходит, после чего начал думать о том, чтобы приехать сюда тоже. После того, как я увидел картинки пронацистских батальонов и маршей с факелами по Киеву, кричащие «москаляку на гілляку» и так далее, я, как антифашист, решил, что это моя обязанность – бороться с фашизмом. Сделал себе паспорт и приехал сюда.

(В Испании паспорта необходимы для выезда через границу, внутри страны паспорта им не нужны)

Дома меня ждут мать, сестра и друзья. Девушку здесь я пока не нашел, хотя это было бы неплохо (смеется).

Воспоминания о первых боях смутные. Я приехал на войну прямиком из мирной жизни и попал под танковый обстрел. Подробных воспоминаний нет.

От украинских солдат мы отличаемся тем, что не стреляем по мирным жителям. Если любой солдат стреляет или убивает мирных жителей и не сопротивляется этому приказу, то он является не солдатом, а мародером и убийцей. И когда он попадет на высший суд, он за это ответит.

3. Немо, Италия. После событий на Украине он внимательно следил за тем, что происходит на Донбассе, потому что, по его словам, в западных средствах массовой информации в основном распространяется ложь об этих событиях.

— Многие люди в моей стране не знают, что здесь реально происходит. Я был испуган тем, что фашизм набирает здесь силу, и решил непосредственно принять участие в борьбе с ним. В Европе сложилась такая сеть организаций, которые поддерживают борьбу против фашизма здесь. Я являюсь участником этой сети. И, соответственно, товарищи помогли мне сюда приехать. На самом деле, Италия и Испания – государства, которые наиболее близко знакомы с фашизмом, поэтому мы не можем не бороться с ним.

По итальянским законам я буду считаться террористом, но Италия- очень странная страна. Для нас это – нормально. Поэтому полиция, возможно, решит ничего не делать со мной, чтобы сохранить хорошие отношения между Италией и Россией. Деньги играют большую роль в этих отношениях. Италии нужен газ и нефть России, поэтому вполне возможно, что закон будет обойдет.

Я люблю свою страну, свою семью, поэтому после того, как борьба будет закончена, хочу вернуться. Но буду продолжать поддерживать движение сопротивления.»

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ