Преступный бандеровский режим Киева признал наличие тайных тюрем СБУ

1
182

О секретных застенках СБУ на Украине, факт существования которых признал официальный Киев, автору «Украина.Ру» Илье Уржумову рассказал один из бывших украинских политзаключённых – профессор Алексей Самойлов
Неопровержимость фактов о наличии на Украине тайных тюрем Службы безопасности Украины, которые представили руководству СБУ высокопоставленные представители «Красного креста», вынудила украинских силовиков признать наличие таких тюрем, действующих на территории государства. Однако на просьбу «Красного креста» организовать посещение данных учреждений для общей оценки ситуации, мониторинга условий содержания заключённых и их состояния СБУ ответила отказом.
По словам бывших политзаключенных, прошедших через тайные застенки СБУ, люди содержатся в ужасающих условиях: их мучат холодом, голодом и побоями. Если удаётся – продают родственникам. В противном случае используют в качестве «обменного фонда». Но дожить до благополучного освобождения удаётся не всем: без надзора врача, без контроля со стороны правозащитных организаций далеко не каждый оказывается способен пережить побои и жестокое обращение. Многие оттуда просто не возвращаются…Учёный с мировым именем, проректор Международного Славянского университета (Харьков), профессор Алексей Самойлов подтвердил изданию «Украина.Ру» факт наличия на Украине таких тюрем:
«Киевский режим – это режим преступный, он сформировался и захватил власть преступным образом и продолжает совершать преступления, находясь у власти. Тайные тюрьмы и концлагеря не только существовали во время ведения активных боевых действий, но и продолжают существовать и функционировать под крышей СБУ»
Самойлов также рассказал изданию «Украина.Ру» о своём печальном опыте пребывания в таком «учреждении»:
«Когда в июне 2014 года меня схватила СБУ, то я четыре дня подвергался избиениям и пыткам именно в такой тюрьме, которая расположена на втором этаже внутреннего здания харьковского управления СБУ на улице Мироносицкой. Ко мне не допускали ни врачей, ни адвокатов. В понимании и отношении укрогестапо меня просто не было как человека ни в правовом смысле, ни в общечеловеческом понимании».
По словам Самойлова, через эту харьковскую тюрьму прошли тысячи репрессированных и политзаключенных:
«В этой тюрьме их пытали и издевались над ними. При попытках международных общественных организаций, например, «Красного Креста», провести проверки и оценку, их просто не пускали. Либо делали такой трюк – заключённых в срочном порядке вывозили и разводили по кабинетам следователей и оперативников, пока представители этой международной организации ходили по пустым камерам».
А после окончания проверки, говорит Алексей Самойлов, политзаключённых возвращали назад в камеры.
«Когда мне определили украинским судом «меру пресечения» – содержание под стражей, то после доставки меня в СИЗО №23 города Полтава меня посещала миссия ОБСЕ. А вот представители «Красного Креста» так и не получили разрешения от СБУ. Представители ОБСЕ на моем примере увидели во «что» превращают человека палачи СБУ – сплошная гематома от затылка до колен. Но, вероятно, отсутствие медицинской квалификации у представителей ОБСЕ не дало им полноценной возможности оценить мое состояние, и поэтому их интересовали лишь условия содержания в СИЗО», — рассказывает профессор. По его словам, в отличие от харьковской тюрьмы на Мироносицкой, в полтавском СИЗО всё было по закону и нормам: там его лечили в больнице, отношение было совершенно нормальным.
Харьковский учёный вспоминает: «Когда меня освободили по обмену военнопленными в декабре 2014-го, то я на тот момент потерял 25 кг, у меня сломаны обе скуловые кости лица, разбит левый тазобедренный сустав, выбиты зубы, поврежден правый локтевой сустав. Но это я еще легко отделался! Я знаю много случаев еще более страшных издевательств карателей и СБУшников над людьми.

За все преступления киевский режим и его каратели должны понести и обязательно понесут суровое наказание».

источник